Автор:
17 июня, 2018 19:00

В схватке за «большие данные» на самом деле борются США и Европа

Автор оригинальной статьи — Крис Скиннер, председатель Европейского форума по вопросам работы финансовых учреждений. Более всего он известен как финтех-блогер и независимый эксперт, автор популярных книг «Цифровой банк» и «ValueWeb». На этой неделе я встретил инсайдера из Вашингтона. Пока мы болтали с ним о том о сём, я упомянул, что европейские власти умеют расправляться с […]

Автор оригинальной статьи — Крис Скиннер, председатель Европейского форума по вопросам работы финансовых учреждений. Более всего он известен как финтех-блогер и независимый эксперт, автор популярных книг «Цифровой банк» и «ValueWeb».

На этой неделе я встретил инсайдера из Вашингтона. Пока мы болтали с ним о том о сём, я упомянул, что европейские власти умеют расправляться с американскими гигантами технической индустрии лучше, чем сами американцы. Это хорошо иллюстрируется недавним репортажем New York Times по поводу Маргрет Вестагер, члена европейской Комиссии по конкуренции.

Мисс Вестагер, пятидесятилетняя уроженка Дании — пожалуй, самый известный (или печально известный) регулирующий чиновник. Последние четыре года она провела, исследуя деятельность американских высокотехнологичных компаний, выискивая нарушения. В форме штрафов и налоговых сборов она взыскала с корпораций миллиарды долларов.

Google она наказала за подтасовку поисковой выдачи, впервые заговорив о праве на забвение, заставила Facebook контролировать поток фейковых новостей на платформе, а по Apple ударила многомиллиардными штрафами за уклонение от налогов. Так что да, они её недолюбливают.

Я спросил у инсайдера, почему американцы сами не справятся с махинациями подобных гигантов, на что тот признался в лоббировании. Я попросил объяснить мне побольше, и тот поведал, как судебное дело против Билла Гейтса по антимонопольному иску в 90-х годах научило хорошо вести себя тех, кто собирался игнорировать инструкции Вашингтона.

Монополия Microsoft 90-х годов

18 мая 1998 года министерство юстиции выдвинуло против Microsoft антимонопольные обвинения. Суду предстояло выяснить, законны ли действия Microsoft в случае предустановки дополнительных программ в операционную систему.

В деле было два важных эпизода. В одном из них Билл Гейтс, как уж на сковороде, извивался перед комитетом Сената, отвечая на их вопросы.

А вот во втором эпизоде судья фактически приказал Microsoft фрагментировать компанию к 2000 году. Тогда дело до этого не дошло… однако обитатели Кремниевой долины, как говорит мой инсайдер, усвоили урок. Они узнали, что политиков игнорировать нельзя, поэтому их придется лоббировать. Лоббирование лично для меня звучит просто как подкуп политиков, однако, это не так, о взятках речи не идёт. Но не будем вдаваться в смысловые тонкости вопроса.

В любом случае, Facebook, Google, Apple и их «товарищи» тратят много денег на своих хозяев в Америке, лишь бы выглядеть в выгодном свете. Примерно как Национальная стрелковая ассоциация США, тратит миллионы на лобби, гарантируя, что право носить оружие никто не отменит, хотя ежегодно в США от огнестрельных ранений умирают тысячи людей. Нет, я не пытаюсь сделать в этой статье политическое заявление, я просто объясняю причину, почему Марк Цукерберг так легко отделался в Сенате после скандала с Cambridge Anlaytica. Мы все поверили, что политики не знают, что такое Facebook и как им пользоваться.

На самом деле это не так. Направление допроса, по словам моего друга из Вашингтона, было изменено под влиянием Цукерберга. Должен признаться, я не знаю, кто говорит правду о лоббировании, а кто — нет, но ясно, что США позволяют собственным технологическим гигантам действовать практически без какого-либо внешнего вмешательства. К банкам предъявляется в пять раз больше требований, чем к техническим фирмам, и, как я недавно писал в блоге, если деньги — это данные, то техническому сектору в конце концов придется стать упорядоченным, как банки.

 Интересно то, что этот процесс будет зависеть не от американцев, а от европейцев.

«Европа обеспечивает соблюдение антимонопольного законодательства, которого нет в США», —заявил Джереми Стоппельман, исполнительный директор Yelp. Он полагает, что американские регуляторы допустили ошибку, не возбудив дело против Google в 2013 году (Yelp уже давно враждует с компанией Google). «Как ни странно, многие европейские истцы по делу против Google — компании из США, преследующие правосудие в Европе именно потому, что на у себя в стране им не удалось этого добиться», — пишет Стоппельман

Но вернемся к мисс Вестагер:

«Ее позиция интересна тем, что борьба против монополий, по ее мнению, теперь касается данных, а не рыночной власти», — сказал Рэнди Комизар, опытный менеджер из Кремниевой долины, ныне — генеральный партнер венчурной компании Kleiner Perkins Caufield & Byers.

Он добавил:

«Я считаю, что европейский подход более уместен, чем попустительский подход США. Экономика Америки всему обязана свободному рынку, и я думаю, что происходящее на наших глазах является извращением принципа рыночной свободы, которое можно победить лишь юридически».

«Именно таких качеств мое поколение сегодня ищет в политиках», — поделилась Корина Стонеску, ученица Гарвардской бизнес-школы. Она помогла организовать мартовскую конференцию, где мисс Вестагер была основным докладчиком. Стонеску добавила: «Когда технические гиганты попадают под подозрение, скорее всего, это дело рук Вестагер. Она — единственный человек на планете, чей голос они послушают».

Исход из Facebook уже начался

В заключительной части я хотел бы сказать, что, по-моему, для Facebook  уже наступил переломный момент. Подростки массово покидают ресурс — доля их аудитории за три года снизилась с 71 до 51%. После дела Cambridge Analytica, вероятно, многие подвергнут сомнению подходы Facebook к данным и их защите.

Но есть интересная идея: ее детально разбирали на прошлой неделе в Evening Standard, сравнивая подход Facebook к клиентским данным и противоположный подход Apple.

Цукерберг боготворил Джобса. Они частенько гуляли вместе в Пало-Альто, где находятся их дома. Цукерберг подражал привычке Джобса носить неформальную форму: в случае Джобса это были черное поло и джинсы; Цукерберг надевает к джинсам серую футболку. Джобс на длинных прогулках устраивал со своими собеседниками настоящее интервью. И Цукерберг делает то же самое. Джобс восхищался мастерством Цукерберга в сфере социальных сетей, в том, что Apple никогда не удавалось. Но из-за политики конфиденциальности, послужившей источником нынешней вражды Apple и Facebook, эти два человека оставались на расстоянии друг от друга.

Джобс настаивал на том, чтобы Apple была компанией, продающей продукт, а не доступ к услуге. , За год до смерти, в 2010 году, его спросили о неприкосновенности данных пользователей на конференции в Кремниевой долине. Он тогда заявил о своих «старомодных» взглядах по этому вопросу.

«Конфиденциальность — это когда вы знаете, на что подписываетесь, когда условия написаны на понятном английском и повторены неоднократно. Я оптимист. Я считаю, что люди не глупы, а некоторые из них не против поделиться данными чуть больше, чем остальные. Так попросите их. Попросите их еще раз. Пусть они прямо скажут вам, чтобы вы перестали упрашивать их, когда они от вас устанут. Они должны точно знать, что вы собираетесь делать с их данными».

Джобс не был святым человеком, но по этому вопросу Цукерберг на его фоне выглядит дьявольски.

С момента своего основания Facebook подозрительно относился к частным данным пользователей. Компанию ловили, та обещала исправиться, а затем ее снова ловили.

Спокойное отношение Марка Цукерберга к злоупотреблению, к нарушению конфиденциальности клиентов приведет Facebook к падению. Проблема в том, что им нечего продавать, кроме данных о своих клиентах. А значит, Facebook — это просто Голый король. За данными ничего не стоит. Подождите десяток лет или около того, и децентрализованный интернет, где клиенты будут распоряжаться своими данными, уничтожит бизнес-модель Facebook. Так это или нет, покажет время.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *