skip to Main Content
Марат Автор:

Почему Южная Корея действует так, а не иначе?

Южная Корея и криптовалюты: вспоминаем, как нынешние ограничения стали возможны

Почему Южная Корея действует так, а не иначе?

Биткоин называют величайшим технологическим новшеством нашего времени, но, похоже, Южная Корея, одно из самых продвинутых в технологическом отношении обществ, теперь не только отказывается от роли лидера в этой области, но и активно борется с новинкой. Разберемся, как же мы к этому пришли.

Некоторые эксперты полагают, что у правительства найдется много причин бояться биткоина, далеко не последней из которых стал тот потенциал криптовалюты, за которым охотится Северная Корея: потенциал стать скрытым экономическим оружием. Но правительство указывает и на другие проблемы.

Министерство юстиции Южной Кореи в начале января сообщало о том, что рассматривает возможность закрытия всех криптовалютных бирж. Это заявление ударило по отрасли во всем мире. Например, акции интернет-провайдера Pareteum удвоили стоимость после обещания поддержки блокчейна, но после комментариев Сеула упали на четверть.

Хун Нам Ки, министр по координации государственной политики еще в декабре называл интерес Кореи к криптовалютам «ненормальным», повторяя презрительные слова премьер-министра Ли Нак Ин по поводу того, что криптовалюты могут развратить корейскую молодежь и привести к «патологическим социальным явлениям». После слов министра курс биткоина на корейской бирже Bithub упал на 13,8% с 20 181 долларов до 17 400 долларов за токен.

Тенденция касается не только политиков. Два крупнейших банка Кореи, Shinhan и KB Kookmin, объявили в начале января, что к середине месяца прекратят обслуживать задолженности по кредитным картам, связанные с криптовалютой. Это произошло после того, как официальные лица Южной Кореи, как сообщается, в декабре запретили торговлю фьючерсами на биткоин и разработали чрезвычайные меры, запрещающие несовершеннолетним, иностранцам и банкам вести криптовалютный трейдинг.

Одной из причин для беспокойства стало то, что биткоин чрезвычайно вырос за прошлый год и остается склонным к крайней волатильности. В начале декабря он почти удвоил стоимость, начав рост с 10 240 долларов до рекордного уровня почти в $ 20 000, затем упал на 30% до уровня ниже $ 11 000 и вернулся обратно к отметке почти в $ 16 000.

Несмотря на колебания, розничные инвесторы и несколько крупных корейских стартапов планировали активно действовать. Samsung в мае прошлого года анонсировала проект, использующий блокчейн — платформу для любой криптовалюты — призванный отслеживать доставку товаров в режиме реального времени. Kakao, компания-разработчик крупного месенджера, заключила контракт с Fintech Dunamu, чтобы в октябре запустить собственную криптовалютную биржу под названием Upbit. А гигант в области видеоигр, компания Nexon, теперь является крупнейшим акционером Korbit, третьей по величине криптовалютной биржи мира.

Но если Корея придет к полному запрету цифровых активов, это не только покончит с подобными проектами, но и сделает биткоин менее привлекательным в соседних азиатских странах, возможно, даже вызвав эффект домино.

Биткоин, крупнейшая в мире криптовалюта, основана на технологии, которая делает ее устойчивой к взломам и не нуждающейся в централизованном эмитенте. Эти свойства позволяют пользователям совершать транзакции без посредников, экономя время и деньги. Корея в начале месяца была третьим по величине рынком продажи биткоинов после Японии и США, где совершались примерно 20% всех сделок с участием биткоина, так что изменения законов в этой стране подталкивают и соседние государства к жестким мерам.

25 декабря Агентство по ценным бумагам Израиля объявило, что компании больше не смогут торговать биткоинами на биржах Тель-Авива, а в Марокко, Боливии и Эквадоре биткоин уже давно является абсолютно незаконным. Однако больше всего беспокойства биткоин вызывает именно в Азии, где его уже запретили в Кыргызстане, Бангладеше и Непале. Китай, который когда-то был площадкой 90% всех криптовалютных сделок, в сентябре запретил ICO и начал преследовать биржи.

Кроме того, под новый год председатель банка Японии Харухико Курода называл всплеск цен на биткоин «противоестественным», в частности, указывая на опасность спекулятивного инвестирования; Резервный банк Индии выражал обеспокоенность по поводу уклонения от уплаты налогов и других нарушений; Индонезия, похоже, уже давно готова запретить криптовалюты; Вьетнам — тоже; а Сингапур в начале месяца предупреждал инвесторов о риске потери «всех своих капиталов». Пошатнувшаяся вера в криптовалюты только пострадает, если Южная Корея примет какие-либо еще запрещающие нормативные акты.

Конечно, существуют и справедливые опасения по поводу мошенничества. В декабре полиция разоблачила финансовую криптовалютную пирамиду с общим доходом в 200 миллионов долларов, названную MiningMax. Кроме того, BitKRX, законное предприятие, созданное Корейской фондовой биржей, было признано мошенническим. Этот инцидент дал властям основания для принятия дополнительных запретов, и эксперты опасаются, что корейская политика примет форму криптовалютного протекционизма.

Еще в ноябре 2016 года в записи в блоге, посвященной корейскому законодательству, Шон Хейс писал: «Корея борется с принятием новых технологий, которые ущемляют интересы внутренних заинтересованных группировок, и я подозреваю, что с биткоином произойдет точно так же».

Однако на деле ситуацию в Южной Корее определяет угроза, которую представляет Северная Корея. В декабре биржа Youbit пережила взлом, потеряв пятую часть своих клиентов. Она подверглась спланированной атаке и в апреле, когда потеряла 35 миллионов долларов. Компания официально не заявляла, сколько денег пропало или как именно это произошло, но главным подозреваемым остается Пхеньян. Считается, что северокорейские хакеры стоят за атаками на четыре южнокорейских биржи, проведенными за прошлое лето. КНДР в середине мая также начал процесс майнинга, чтобы использовать добытые средства для обхода политических санкций.

Тем не менее, энтузиасты считают, что эти проблемы можно преодолеть с помощью правильной комбинации запретов и поощрений. «Следует стремиться к балансу», — заявил Ю Буньжун, профессор экономики в Сеульском национальном университете, соавтор исследования 2015 года «Является ли биткоин жизнеспособным электронным активом: эмпирический анализ спекулятивной природы цифровой валюты».

«Многие правительства занимают очень осторожные позиции», — добавил он. «Но некоторые даже подумывают о том, чтобы записать на блокчейн свои национальные валюты. Самая большая проблема, с которой сталкивается биткоин — это возможность злоупотреблений, мошенничества, но это справедливо для любой новой технологии».

Ранее, в начале января, профессор высказывался по поводу возможности полного запрета криптовалютного трейдинга в Корее. «Я считаю, — заявлял он — что подобное решение выглядит слишком поспешным. Нам не следует так поступать, хотя цели правительства и благие. Но нет никакой гарантии, что этот законопроект пройдет через парламент, поэтому пока еще есть время. Правительства, знаете ли, не склонны к риску. Но чисто экономически, мне кажется, это не очень хорошее решение. Не следует торопиться».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top
×Close search
Поиск
Поиск
Generic filters
Exact matches only
Filter by Custom Post Type